ПОРЯДОК БЬЕТ КЛАСС  
 

Посвящается Василию Кошке

 
     
 

В одном олимпийском году отдыхал с женой, внучатым племянником да белым королевским пуделем Атосом Вторым в поселке Сопино на Азовском море. Мы осели в общаге совхоза-техникума - на время каникул ушлый директор конвертировал ее в пансионат. «По звонку» из подшефного донецкого института нас поселили в козырном «номере» самопального пансионата - «Красном уголке» с портретом Ленина и Переходящим Красным Знаменем за победу в соцсоревновании.

Администрация, заботливо окружив нас такими приятными декорациями, разумела, что от Ленина со Знаменем почета много, а комфорта - мало. Потому дополнила декорации полезным реквизитом - кондиционером, телевизором и холодильником, после чего в лукавстве ленинских глаз нам не виделось ничего плохого. Наоборот, казалось: вождь за нас радовался как за мастеровых, хоть и интеллигентного сословия, которое недолюбливал.

А соседи по общаге, еще более мастеровые труженики народного хозяйства СССР, заходили к нам на огонек. И меня как блатного авторитета уважали не только вообще, но и уважили конкретно, избрав капитаном да играющим тренером волейбольной команды отдыхающих техникума. Этой команде предстояло выступить в традиционном турнире между другими сопинскими окрестными заведениями отдыха, штатными или самопальными, вроде нашего.

Бесспорным фаворитом была команда одного московского дома отдыха – у них подобрались молодые асы. Ребята напропалую "гасили", ставили "блоки",  подавали всякими драйвами да полудрайвами. И от самых крутых мастеров отличались малостью: все эти крутые примочки когда получались, а когда и нет. Раз не приходился на раз, а чаще и на два-три раза.

Может, потому как год был олимпийским, наш турнир проводился по бесхитростной олимпийской системе, с вылетом проигравших к едрене фене. После нелегкой победы в четвертьфинале над равными соперниками мы вышли в полуфинал, где нашей мирной команде мастеровых из общаги совхоза-техникума предстояла встреча с боевой дружиной "мастеров" московского дома отдыха.

Увы, средний возраст наших игроков зашкаливал за 40, зато средний вес был куда выше среднего, при среднем росте в метр семьдесят в кепках, тюбетейках или бейсболках. И умелость в волейболе тоже была средней. Да не в спортивном – через сетку, а посконно пляжном. Игре всенародной, хорошо знакомой нашим людям. Когда просто собираются в круг с любым поголовьем пляжников-сопляжников, спортивная форма – плавки, мяч отбивается на кого получится. А там уж кто и «гасит», кто в броске принимает. Или не принимает. Эт уж кто скока примет...

Как тренер я сразу врубился, что ТЕХНИЧЕСКИ обыграть «чемпионов» у нас никаких шансов. Но ТАКТИЧЕСКИ! По шизу системотехники: чем система сложней, тем ненадежней. К тому же хватало тактического опыта из других видов спорта, куда вляпывался по юности-молодости лет: шахматы, бокс, всякие теннисы, футбол. Это только в эвклидовой геометрии параллельные прямые никогда, ни за какие деньги, ни по какому блату,- не пересекаются. А в жизни параллели сходятся, надо лишь их правильно гнуть да грамотно заплетать промежду собой.

Потому полуфинальную игру своей команды построил в самом бесхитростном тактическом ключе: как угодно переправить мяч к соперникам, а те уж напортят сами. И ежли кто из их асов взвивался над сеткой, чтобы гасить, моя команда не велась на "блок" – куды уж нам, сирым, допрыгнуть!,  а по команде «Атас! » все врассыпную разбегались кто куда. Сопернику никто не мешал расстрелять беззащитную площадку. Да из-за необычности ситуации он мешал сам себе. И чаще не попадал! Но если попадал, об этом жалел еще больше: тут же на него высыпался град насмешек публики, типа, ну, бля, мастер, и не стыдно тебе? Еще, по моему тихому свисту-команде, на него громко лаял Атос, мой первый помощник не только на лодке, но и во всех других житейских капитанствах, майорствах и даже подполковничаниях.

Я же громко не скрывал - главное, ребята, не дрейфить и сберечь людей, сохранить кадры. А они уже, по-сталински, решат все! И кадры, что могли, решали.

Вестимо, игра есть игра, и у соперников порой проходили мощные подачи, замечательные "колы". Но чаще – мазали в аут или сетку. Наша фигура умолчания и мирного гражданского непротивления срабатывала, счет складывался в нашу пользу. Нас поддерживали жёны, дети, внуки. Да еще на нашей стороне как слабых было скока там десятков болельщиков. Наша незатейливо-прикольная игра против сурьезно-изощренных асов очень веселила публику. Каждый наш успех встречали бурными аплодисментами да "браво!", "грёбанных асов" – насмешками да свистом. Такая поддержка трибун и для больших мастеров дорогого стоит!

Остальное уже было делом нашей доморощенной техники, пусть и убогой. Я, к примеру, сильные удары по-футболёрски отбивал грудью - уберегал пальцы. Но делал вид – руками, на мгновение их раздвигая. Все это видели – и зрители, и соперники. Зрители ржали, а сурьёзные соперники возмущенно тыкали судью в грубое нарушение правил. Он, откровенно помирая со смеху, "не замечал". Соперники указывали ему уже набитое у меня на груди полыхающее багровое пятно. А он им типа – "нет, ну, расчесал товарищ. В правилах волейбола нет запрета игрокам на почесывания разных мест. Всяк горазд чесать, чего где зачешется. К примеру вам, ребята, с такой игрой - чесать репу. Слова не скажу – имеете право". И напропалую нам подсуживал, полностью перейдя на сторону народа в нашем лице.

Правда, мяч мы переправляли на площадку соперников не так уж безобидно: метили в незащищенное место или вразрез между игроками. И не раз они рыбками "ныряли" навстречу друг дружке, да коцались лбами так, что из глаз сыпались раскаленные искры, поджигая мяч... едва успевали присыпать песком. Зато в следующий раз те же волейболисты застывали, не шелохнувшись, понадеявшись друг на дружку, и лишь чесали зашибленные репы, - пока мяч спокойно плюхался в площадку между ними. Да еще у них за улетевшим куда мячом после громкой разборки бежал собачьей рысью кто из игроков, а у нас тихо, без базара мяч в пастюке степенно приносил пудель Атос.

В конце концов, крутые мастера психологически сломались, пошли вразнос... Все валилось из рук, и, проиграв нам полтора сета, разругались между собой. А когда я, обнаглев, выдал пас на удар одному из наших, и него получилось на славу – посрамленные соперники, с плювами да матюгами, покинули площадку под улюлюканье трибун. Да ещё забрали с собой единственный мяч – свою частную собственность.

... Увы, чемпионами в том году мы все же не стали – финал слили команде таких же неумёх как сами. Я уж ни с какой там тактикой не выдрючивался, дал команде и себе единственную установку на игру: играть. Да и соперники не рвались к победе, так, поиграли в своё удовольствие. В конце концов победила дружба, закрепленная местным виноградным вином. Да таким крепленным, что наши команды, вместе взятые, стали бы легкой добычей волейболистов из самой младшей группы детского садика.

© Алик, играющий тренер и капитан сборной-1984 по волейболу общежития Сопинского совхоза-техникума

 
  http://www.anekdot.ru/an/an0503/o050327.html#13