«Влюбилась Сара в комиссара.
Схестнулись гены в лоне сонном –
Трех сыновей родила Сара.
Все – продавцы в комиссионном».
И.Губерман.«Гарики на каждый день.»  

    КАСТИНГ

 «- Подружка моя, пойдем на комиссию!
- Ты постой-ка у ворот,  а я пойду пописяю
.
Архипопулярная совецкая частушка

 

1970 год. Завершающий год IX-й пятилетки. Киевская школа фигурного катания общества профсоюзов «Авангард» набирала юных фигуристов. Для записи в школу требовалось всего-ничего - иметь отроду не больше 6 с половиной годков и 15 рублей для оплаты за зимний квартал естественного катка на велотреке, тренеров и хореографов.

Набор деток поручили завучу школы Елене Николаевне Курутиной, балерине на пенсии, хорошему хореографу, блондинке. Она повесила объявление на доске велотрека, куда, увы, никто из посторонних не захаживал. Дело пошло ни шатко, ни валко и в итоге зашло в ступор: о приеме в школу мало кто знал, а кто узнавал, тех отпугивала нехилая по тем временам сумма в 15 руб.

В общем, школа в том году могла и не открыться - категорически не хватало главного ресурса: учеников. Тогда позвали Вия по имени Семен Бульковштейн. В прошлом - известный футболист, затем крупный спортивный функционер, - он уже давно пребывал на персональной пенсии по случаю преклонных годов.

Семен Израйлевич начал с объявления в «Спортивной газете», расписав светлое будущее учеников школы на союзной, европейской и мировой ледовых аренах. Затем учинил в одном из помещений велотрека кабинет. На дверь водрузил стеклянную табличку "ПРИЕМНАЯ КОМИССИЯ", под ней - объявление о часах приема.

За этой вывеской товарищ Бульковштейн учредил комиссию по конкурсному приему в школу, назначив себя председателем и кооптировав рядовыми членами нескольких тренеров, медсестру да массажиста. И уже на следующий день приемная ломилась от деток с родителями-бабушками-дедушками, которые с самого раннего утра заняли очередь на объявленный просмотр-конкурс.

В кабинет деток запускали поочередно. Начинали с распроса родителей (бабушек-дедушек) о потомственных алкоголиках в семье (кто ж признается!), затем задавали для проформы еще пару вопросов, после чего просили раздеть ребенка до трусиков, осматривали, предлагали подпрыгнуть, присесть - и выносили вердикт: годен. Дальше заполняли нужные формы и в конце упоминали про 15 рублей, которые счастливые родители (бабушки-дедушки) радостно отстегивали.

А в приемной перед толпой взволнованных конкурсантов и их родителей благим матом вопила Курутина, можно сказать, подрывая авторитет и славное дело Семена Бульковштейна:

- Да он вас всех дурит! Морочит голову! В нашу школу берем всех!  Только сдайте 15 рублей - и все! Попадете в те же группы, куда он  набирает!

 

Ее никто не слушал. Все рвались на комиссию. Бульковштейну доложили о кипучей подрывной деятельности, которую развила завуч в кулуарах. Он только посмеялся - пусть ей, работает на общее дело. Для поддержки реноме комиссии некоторым деткам (ну, явным толстякам или дистрофикам) отказывали в приеме, дескать, похудейте (подкормитесь) и приходите в будущем году. Они в слезах выходили, а Курутина - тут как тут:

- 15 рублей - и беру туда же!

Ну, делать нечего, ей отдавали запрошенную сумму, и она записывала В ТУ ЖЕ ШКОЛУ, и вопила - ну, вот видите, я же всех беру, зачем вы к нему стоите, только отдайте деньги - и я запишу в одну минуту.

Но все равно ей никто не верил. Все терпеливо, «волнуясь и бледнея», дожидались своей очереди, чтобы заслушать вердикт.

... А первого декабря все детки вышли на лед. И оказались вместе - и прошедшие комиссию, и не прошедшие, но взятые Курутиной без просмотра. Тут она и ткнула носом родителей, которые ее не послушали, дескать, я же вам тогда говорила, и, видите, оказалась права: и ваши детки, и кому отказал Бульковштейн, но я взяла, - тренируются вместе. На что родители ей, с гордостью савецких людей:

- Нас ПРИНЯЛА КОМИССИЯ, а их ВЗЯЛИ ЗА ДЕНЬГИ.

© Алик, отец фигуриста, прошедшего отбор   http://www.anekdot.ru/an/an0211/o021128.html#13