ОТКРЫТИЕ «КАШТАНА»

В Киеве много лет проходил традиционный турнир молодых фигуристов "Киевский каштан", официально включенный в международный календарь соревнований под эгидой ИСУ – Международной федерации конькобежного спорта, ответственной и за фигурное катание.

Наша танцевальная парочка до участия в соревнованиях тогда, в 1978 году, еще не дозрела, лишь через 4 года (в 1982-83) им удалось стать двукратными победителями. А пока их привлекли выступить на открытии турнира, вместе с друзьями-соперниками, в паре которых главную скрипку играла экс-партнерша сына А.

С ней он отказался кататься из-за её повышенной стервозности. Заставить его вернуться в пару не смогло даже высокое вмешательство киевского обкома партии, где ейный папа Х. служил начальником строительного отдела, лично курируя строительство Чернобыльской АЭС.

По задумке нашего хореографа Норзуманяна, упомянутого в историях «Сутенер» и «Муха», две молоденькие красивые парочки во всем белом должны были исполнить вальс под музыку модного шлягера "Каштаны Киева".

Танец получался неплохим, но режиссер открытия "Каштана" захотел еще украсить его световыми эффектами. Вальсоров должны были освещать мощные прожекторы разных цветов. А белый направлялся на вращающийся под сводом зеркальный шар, разбрасывающий множество зайчиков по всему Дворцу Спорта, создавая полную иллюзию снегопада.

Страна тогда еще была охвачена эпидемией фигурного катания, и в день открытия "Каштана" во Дворец спорта набились не только обычные для аншлага 12 тысяч зрителей, но к ним еще присоединились тесно сплоченные нетрудовые коллективы стройотдела обкома партии и аппарата ЦК ЛКСМУ, где инструктором сияла мама экс-партнерши. Семейство Х. сидело в правительственной ложе, предвкушая бенефис дщери пред ясными очами Первых - Персека Киевского обкома КПУ и Персека ЦК ВЛКСМУ.

... Погас свет, зазвучала музыка:
 
"Знову цвiтуть каштани,
хвіля днiпровська б'є,
Київэ, мылый,
ты – щастя моє".

Белый прожектор зажегся сразу и осветил шар, от него побежали зайчики - "пошел снег". А вот процесс освещения дальше не пошел - другие прожектора почему-то не включились. Вместо потоков света сверху полились матюги, в окрестных секторах заглушавшие музыку: гавкнулась прогрессивка электриков за май.

В зале темно. Из-за бегущих "снежинок" лед поплыл под ногами фигуристов  и стал из-под них уходить. У нашей 13-летней партнерши закружилась голова. Она вцепилась в 14-летнего партнера, захныкала – «Ой, щас упаду!», но он, поддерживая её, продолжал вальсировать, закрыв глаза, только на ощущении. И сознании - главное не упасть.

Наконец, включились все прожектора и начали разыскивать ребят по льду - аки вражеские самолеты в небе. Партнерша совсем расклеилась:
- Ой, что будет, как нас найдут!
- Зенитки вдарят, дура!

Но обошлось – их осветили, зал зааплодировал, а поиски пары друзей-соперников продолжились другими прожекторами. Но вот когда их нашли, зал по-настоящему взорвался: ребята почти сразу полетели на лед и, не вставая, сидя визави, вели разбор полета – рьяно обменивались смачными оплеухами.

Экспромт имел бешеный успех, в добрые старые времена публика бы метала кошельки на сцену. Тут же народ просто неиствовал, а потом бурно негодовал, когда прожекторы стыдливо отвели от невиданной батальной сцены.

© Алик, отец танцора