РЫБАК

 
 

"А в большие-то сети -
Маленькая рыбка.
Маленькая тюлька
               - Не на что смотреть."

 
 

Г.Сапгир."Маленькая рыбка".

 
     
 

Тема коммунальности,  соседей, соседства занимает подобающее место во всей совковой субкультуре,  а мой шурин даже написал монографию - оперетту "Ромео - мой сосед".  Я до оперетты или  даже оперы  не  дотягиваю,  но посвятить хотя бы новеллу этому мощному пласту совдействительности - моральный долг перед взрастившей меня коммуналкой на киевском Крещатике.

 ... Мы с женой Викторией и королевским пуделем белой масти Атосом Вторым отыскали для отдыха на лодке почти безлюдный уголочек в урочище Конча-Заспа,  что в 25 км от Киева вниз по Днепру. Почти - по-ленински, нельзя жить в обществе и быть свободным от общества. Хоть и на приличном отдалении, но соседи у нас были. На побережье Ольгин-ского пролива в  окрестностях  нашего  лагеря  приезжали одни и те же «стояльцы»:  человек - как  рыба,  выбирает  на  реке  постоянное место.

Тяга к  оседлости?  Стабильности?  Мы проплывали мимо них на своем катерке «Прогресс»,  на малом ходу, чтобы не поднимать большие волны. Атос занимал штатное место на палубе,  с ним здоровались,  мы за него (и себя) ответствовали, и, будь шапка на голове, знакомство бы стало шапочным.    

Правда, постоянно на побережьи находилось лишь несколько лодок и парочка водных дач, пожить в которых так мечтала Виктория. Большинство же "стояльцев" приезжало на  week-end,  в  пятницу  вечером  начинался съезд, утром в понедельник - заканчивался разъезд.

Во время  съезда  Виктория  выключала  телевизор  и  наблюдала   в 1О-кратный капитанский бинокль, кто и с кем приехал. Один капитан фешенебельного катера попеременно приезжал с двумя  дамами,  примерно одного возраста, между "бабий век" и "ягодка опять", одного калибра, очень похожими друг на друга, особенно купальниками. Или Он купил им совершенно одинаковые,  или (предположение Виктории) это был один и тот же инвентарный купальник с катера. В итоге Дам можно было различить только по поведению: которая сразу начинала мыть, чистить, стирать, пока Он млел в шезлонге, - была супруга.  А когда Он привозил любовницу,  ситуация менялась зеркально.

Ему как-то сказали, что вокруг люди, дети. Собаки, наконец. И пора ему определиться,  с кем приезжать сюда,  а с кем - останавливаться в другом месте.  Он объяснил безвыходность своего  положения: место прикорм-лено, здесь рыба клюет.

... Этот пример еще раз убеждает, что рыбалка есть одна из разновидностей мании,  но  хуже  графомании,  ибо из графоманов вышло больше писателей,  чем из рыбаков.  И как мой собрат по мании, он наносил визиты к нам,  принося косточки - Атосу, мне - свежие газеты.  Каждую пятницу я,  с некоторым трепетом, выяснял, с кем он приехал:  с  любовницей Виктория отказала ему от дома,  разрешив визиты к нам только с супругой.

В этом  проявилась  супружеская  солидарность  Виктории,  и здесь, впрочем,  как и во всем остальном, я ее понимал. Потому прекрасный фильм "Осенний  марафон" смотрел три раза:  первый - с женой,  радовался и негодовал вместе с ней на стороне супруги главного героя, которого играл неповторимый Олег Басилашвили; второй - скажем так, со знакомой, которая меня все равно потом бросила -  за  то,  что  я  прекрасный семьянин,  любящий муж и заботливый отец.  Так вот в этот, второй раз я перебежал на сторону любовницы главного героя и  реагировал наоборот.  Наконец, в третий раз я пошел сам, и свободно, без оглядки, переживал все перипитии уже только на своей стороне, получив истинное наслаждение.

 
     
  © Алик, рыбак  
     

ВАРИАНТ ДЛЯ ...

C конца 70-х начал сильно хворать мой отец, ветеран ВОВ, мы не смогли покидать его на лето и вместо Крыма-Кавказа мы с женой Викторией и королевским пуделем белой масти Атосом Вторым отыскали для отдыха на лодке почти безлюдный райский уголок в урочище Конча-Заспа,  что в 25 км от Киева вниз по Днепру. Почти - . хоть и на приличном отдалении, соседи у нас были. На побережье Ольгинского пролива в  окрестности  нашего  лагеря  приезжали одни и те же «стояльцы»:  человек - как  рыба,  выбирает  на  реке  постоянное место.

Тяга к  оседлости?  Стабильности?  Мы проплывали мимо них на своем катерке «Прогресс»,  на малом ходу, чтобы не поднимать большие волны. Атос занимал штатное место на палубе,  с ним здоровались,  мы за него (и себя) ответствовали, и, будь шапка на голове, знакомство бы стало шапочным.   Правда, постоянно на побережьи находилось лишь несколько лодок и парочка водных дач. Большинство же "стояльцев" приезжало на  уикэнд,  в  пятницу  вечером  начинался съезд, утром в понедельник - заканчивался разъезд.

Во время  съезда  Виктория  выключала  телевизор  и  наблюдала   в 2О-кратный капитанский бинокль, кто и с кем приехал. Один капитан фешенебельного катера попеременно приезжал с двумя  дамами,  примерно одного возраста, между "бабий век" и "ягодка опять", одного калибра, очень похожими друг на друдружку, особенно купальниками. Или Кэп купил им совершенно одинаковые,  или это был один и тот же инвентарный купальник с катера. В итоге Дам можно было различить только по поведению: которая сразу начинала мыть, чистить, стирать, пока Он млел в шезлонге, - была супруга.  А когда Он привозил любовницу,  ситуация менялась зеркально.

Ему как-то сказали, что вокруг люди, дети. Собаки, наконец. И пора ему определиться,  с кем приезжать сюда,  а с кем - останавливаться в другом месте.  Он повинился, заплакал и объяснил безысходность своего  положения: место прикормлено, здесь рыба клюет.

... Этот пример еще раз убеждает, что рыбалка есть одна из разновидностей мании,  но  хуже  графомании,  ибо из графоманов вышло больше писателей,  чем из рыбаков.  И как мой собрат по мании, он наносил визиты к нам,  принося косточки - Атосу, мне - свежие газеты.  Каждую пятницу я,  с некоторым трепетом, выяснял, с кем он приехал:  с  любовницей Виктория отказала ему от дома,  разрешив визиты к нам только с супругой.

В этом  проявилась  супружеская  солидарность  Виктории,  и здесь, впрочем,  как и во всем остальном, я ее понимал. Потому прекрасный фильм "Осенний  марафон" смотрел три раза:  первый - с женой,  радовался и негодовал вместе с ней на стороне супруги главного героя, которого играл неповторимый Олег Басилашвили; второй - скажем так, со знакомой, которая меня все равно потом бросила -  за  то,  что  я  прекрасный семьянин,  любящий муж и заботливый отец.  Так вот в этот, второй раз я перебежал на сторону любовницы главного героя и  реагировал наоборот.  Наконец, в третий раз я пошел сам, и свободно, без оглядки, переживал все перипитии уже только на своей стороне, получив истинное наслаждение.