ПИСЬМО В ГАЗЕТУ

«Если в кухне тараканы
Маршируют по столу,
И устраивают мыши
На полу учебный бой,
Значит вам пора на время
Прекратить борьбу за мир
И все силы ваши бросить
На борьбу за чистоту».
Григорий Остер."Вредные советы"

Все таки у советских людей на бюрократию была хоть какая управа: письмо в газету. Если оно пробивалось на страницы какого там партийного органа, а других печатных изданий в СССР просто не было, «принимались меры», чтобы в каком из следующих номеров доложить читателям о предпринятых партией спрррраведливостях, когда бюрократы-обидчики трудящихся жёстко карались выговором, а то и строгим.

Мне же в США, где коммунистическая партия, мягко говоря, авторитета не имеет, даже наоборот, да и есть ли она? - очень пригодился вынесенный в эпиграф вредный совет № 35 Григория Остера. Этот совет вспомнился в связи с невообразимой ситуацией, в которой оказался несколько лет тому в цитадели Демократии, Прав Человека и Политкорректности - США.

Конечно, я с большим респектом отношусь к титанической борьбе, которую ведет страна продвижения ради Демократии и Прав Человека во всем мире. Ну, пусть и не без того, лес рубят – щепки летят.

Это трусливый Израиль  себе на погибель церемонится с террористами, нанося какие там точечные удары, и, можно сказать, работая с врагами в индивидуальном порядке. Да и то есть жертвы среди так называемого «мирного населения», которое в войнушке участвует во всю катушку как добровольный живой щит, питательная среда и источник расширенного воспроизводство кадров бандюков. Однако чуть что, правочеловеки подымают хай, объявляя всю бандитскую шоблу «мирным населением».

А вот США - великая страна, которой глубоко насрать, ежели кому чего не по политкорректному нраву. Известно чем кончились жалкие потуги гаагского трибунала привлечь американских военных, понтовая Карла осталась донельзя довольной, что ей не вырвали бороду и не оторвали яйца.

Вон в любимом Ираке - ну, грохнулось с полмиллиона ираки-пипл, не повезло им, оказались не в то время, не в том месте, не в той стране. Зато три миллиона выжили, успев унести ноги из страны. Но наша демократия, которую мы им подарили, этого стоит. Да и мы несём многомиллиардные расходы и многотысячные человеческие жертвы – героических морпехов, в том же Ираке, да и в Афганистане впридачу.

Плюс приходится терпеть нешуточный моральный ущерб ради демократии, опираясь на конченных подоноков, но наших сукиных сынов и дщерей в Грузии и Украине. Впечатляет и количество правозащитных организаций, которые бдят Права Человека и Либеральные ценности, внедряя их даже в те страны, где правочеловекам  с удовольствием оттяпывают бошки. Я был потрясен, с каким искренным пафосом кандидаты в президенты США рвали друг дружку за право попасть в Белый дом, чтобы еще сильнее нести в мир все эти либерально-демократические ценности.

Вместе с тем мне стало очень обидно - оказаться в ситуации всего лишь жалкого зрителя этого пиршества Демократии, Либерализма и торжества Прав Человека. Я удрал США в начале 2001 года, воспользовавшись приглашением как ученый. Удрал из нацистской  Украины,  от «преступного режима» Кучмы. Да и не столько от Кучмы, сколько от нацисткой хватки Виктора Ющенко, который возглавлял тогда Кабмин, но через гнусь Жулинского уже приступил к украинизации и без того несчастной страны..

Хотя он и называл  Кучму «батьком», тем не менее  наш небрезгливый госдеп назначил нациста, сына немецко-фашистского прихвостня  "выдающимся демократом" и врагом «преступного режима». А был он в нём вторым человеком, вроде как  Генрих Гиммлер при Гитлере. Можно ли представить, как после победного завершения WW2 мы бы провозгласили Генриха супердемократом, женили для верности на высокопоставленной американской госдеповке и усадили в канцлеры послевоенной Германии?

Бежав от нацистов, для жительства в США я выбрал Силиконовую долину в Калифорнии, поскольку здесь для меня открылся фронт работ по специальности, в чем убедили американские контрагенты по совместным проектам. Оформили подобающую визу, взяли на работу в лабораторию сейсмостойкости и читать спецкурс в местном университете. В установленном порядке подал и на гринкарту, но – увы, произошел какой-то бюрократический сбой, вопрос затянулся на долгие годы.

Кроме чисто бюрократических, никаких противопоказаний в предоставлении мне статуса резидента (постоянного жителя) с последующей подачей на гражданство не было – в КПСС не состоял, основной деятельностью была научная да преподавательская, а во время горбачевской гласности и после развала Союза активизировался в публицистической и писательской ипостаси, сдуру, что ли, пропагандируя как раз те самые либерально-демократические ценности.

Дело о моей гринкарте взялись вести достаточно знающие адвокаты, но поначалу уважаемое ведомство иммиграции и натурализации (в то время -  INS) предупредило о своей чрезвычайной загруженности из-за крайнего напряга бдительности для борьбы с терроризмом и рекомендовало справиться не раньше чем через два года, правда, щедро продлив срок моего легального пребывания в стране на всю оставшуюся жизнь.

Когда эти два года прошли, снова напомнил о гринкарте. Чиновники INS посоветовали набраться терпения еще на полгодика, потом на три месяца... два месяца... месяц ... ну, вот-вот! И так протянули в общей сложности больше 4-х лет.

В состоянии уже бурного нетерпения я нанёс сокрушительный визит в местное отделение ведомства, где огорошили: мы теперь называемся USCIS, за наших предшественников не в ответе. И ваще, никаких ваших документов нет, следовательно, никакого вашего дела, и нам до вас дела нет.

Как же, ребята, вот же почтовый ордер о приеме документов, вот ресипты (расписки о получении), оплаченный чек. Как это - нет? Потеряли? Украли? Пропили? Подтерлись?

Уважили: выдали соответствующую форму для поиска. Бум искать! Результат поиска – ждать в течение года. Но добрый совет - подавайте сначала. В суд, как принято в США в любом случае, обращаться бесполезно: рядом с INS - черная дыра ФБР, в которую можно провалить любое дело. 

После безуспешных попыток отыскать документы всё таки подал сначала, обратив внимание USCIS на то, что подача – повторная. Довольно быстро (американская почта работает четко!) получил положенное извещение о приеме «Дела» к рассмотрению, и теперь срок рассмотрения – полгода, стал уже отслеживать по интернету.

Через месяца три востребовали биометрические данные, но уже через  несколько месяцев на сайте USCIS заметил, что срок «решения вопроса» опять прошел, а мое дело лежит без движения... Но хотя бы не пропало. А меня заставили повторно сдать биометрические данные, вроде там какие-то кривые на отпечатках пальцев не сплелись. Понятно, ужимка для оправдания безделья.

А потом прошел ещё год, но  воз и ныне был там же, и никаких перспектив. Увы, пассивно ждать - не в моём характере бойца, выкованного совдепией. Вспомнил о роли прессы, вроде в США 4-тая власть, но по другим темам. USCIS, да еще как составная часть министерства внутренней безопасности (homeland security) – священная корова, беззаветно защищающая страну от террористов и не приведи кому господь сунуться в эту беззаветность, да еще покрытую тайной секретности. Под которой террористы, "герои" 11 сентября, получили грин-карты в самые короткие сроки, а вот я - лояльный, белый профессор и т.д., видать, вызвал страшные подозрения!

Короче, таки обратился  в одну нью-йоркскую газету с открытым письмом к самому главе Homeland security Майклу Чертоффу. Привел вышеизложенные респекты к всемирной борьбе страны за Либеральные Ценности, Демократию и Права человека, потрясся многомиллиардными расходами и многотысячными человеческими жертвами героических морпехов...

И смиренно напомнил – а как же мои права человека, для защиты которых не надо тратить миллиарды, не надо посылать на погибель черт те куда доблестных морпехов, пулять крылатые ракеты стоимостью в миллион каждая, да я сам уже повторно заплатил за делопроизводство.

И в личном обращении к Чертову заострил его внимание на прецеденте из современной еврейской литературной классики – Эфраима Севелу с его "Моня Цацкес – знаменосец». Припомнив почти боевой эпизод, когда рядового, знаменосца еврейского полка Моню русский комполка подполковник Штанько направляет к себе домой за полковым знаменем, который Моне должен передать его боевая подруга и почтенная супруга Марья Антоновна, дама под 40 в самом соку. 

Время военное, боевое задание очень важное, и Моня в полной боевой выкладке – в каске, с винтовкой, боезапасом, примнутым штыком и противогазом является пред ясны очи подполковничихи. Та боевую готовность Мони трактует по-своему и, к черту подробности накормления, напоения и соблазнения Мони, он оказывается на самой боевой позиции в постели на страстной Марье Антоновне. Но в разгар страсти бешеный стук в дверь – это заявился постоянный любовник  Марьи Антоновны комиссар полка, старший политрук Кац.

Находчивая Марьантонна сгребла Моню с вещичками и сунула в шкаф, а сама продолжила начатое с Моней уже со старшим политруком Кацом. Моня в шкафу привел себя в порядок и встал как на посту, а чтобы не задохнуться от жуткого запаха нафталина, надел противогаз.

Увы, и политруку Кацу не повезло в личной жизни – раньше времени вернулся доблестный супруг, и комиссар скоропостижно повторил судьбу Мони, очутившись в том же шкафу. Но, в отличие от Мони в противогазе, он начал задыхаться от нафталина, сразу обратившись к однополчанину:
- Рядовой Цацкес, как старший по званию ПРИКАЗЫВАЮ отдать мне противогаз!

Моня не отвечал. Политрук, задыхаясь, смягчил тон, типа, как коммунист ТРЕБУЮ: комсомолец Цацкес, отдайте противогаз! Моня был нем как стена. Тогда совсем задыхающийся Кац, перейдя с русского на идиш, заскулил: 
- УМОЛЯЮ, Монечка,  как  еврей  еврея...
- На!    

Так вот, чёртов господин Чертофф! Смею ли я, зачуханный профессор ПРИКАЗАТЬ министру США выдать мне гринкарту? Нет, нет и нет! Могу ли я, лицо с неопределенным статусом пребывания в стране, ТРЕБОВАТЬ от янки? Нет, нет и нет! Поэтому мне остается только умолять:
- Мойша, УМОЛЯЮ тебя как еврей еврея – дай мне эту гребанную гринкарту, ну, хотя бы распорядись принять решение о присвоении статуса постоянного жителя, мне эта сранная гринкарта на хер не нужна, хватит штампика в паспорте, чтобы я смог апрувать (подать) на гражданство!

... И напечатал это в газете. Не в каком там органе какой там партии, никакому райкому не поручили «разобраться и доложить», «принять меры» и т.д. А после опубликования обратился к нашей конкрессвумен с заявой по существу, приложив газету с переводом на english. Чем, думаю, черт не шутит, аппарат у вумен большой, демократы рвутся в Белый дом, может, кто и займётся.

Ответ превзошел самые оптимистичные ожидания: через неделю получил личное письмо с благодарностью за доставленное статьей удовольствие - никогда так не смеялась! (конгрессвумен знает русский) и заверением в положительном решении в течение месяца. И таки да, пусть и не в обещанный срок, а на пару недель раньше, получил вожделенную гринкарту.

... Американские бюрократы что – боятся законов? Это при армии адвокатов в 1,2 млн чел – половине лойеров всего мира? Да их больше, чем фермеров-кормильцев или военных! Нет, кажется, единственное, чего опасаются бюрократы – быть смешными. И всё. И моё единственное оружие – юмор. Вроде – помог...

© Алик, американский маргинал